?

Log in

Ролевая игра "Городок"
Восстание 1863 года в Северо-Западном крае
Белорусская деревня: быт, хозяйство и традиционная культура, часть 2 
18th-Feb-2008 08:57 pm
Английский лорд тебе товарищ

Семейные традиции и обряды

В середине девятнадцатого века в среде крестьян преобладал относительно свободный выбор молодыми людьми будущего супруга или супруги; случаев, когда родители выдавали замуж дочь или женили сына насильно, было немного. Вместе с тем брак молодых людей был почти невозможен без согласия родителей, от которых во многом зависело экономическое положение молодой пары, а также их взаимоотношения с членами семьи, в которой им предстояло жить. Боязнь лишиться родительского благословения на брак удерживала юношу или девушку от принятия собственных, не согласованных с родителями решений.
Обычно родители молодых людей знали еще до сватовства, с кем встречается (любiцца) их сын или дочь, и имели возможность поддержать отношения между ними или помешать их развитию.

При заключении браков экономические соображения чаще всего играли определяющую роль. Браки по расчету были нередки, но это не исключало взаимные симпатии молодых.
Женить сына старались на девушке, за которой давали хорошее приданое.
Для молодого парня, который собирался стать самостоятельным хозяином, женитьба была почти обязательна, безбрачие осуждалось общественным мнениемю. Вместе с тем белорусы не торопились женить сыновей, не обеспечив им определенного стартового уровня. Поэтому прежде всего старались построить для сына отдельный дом, в который предполагалось привести молодую хозяйку, а также накопить денег для обзаведения хозяйством ("штоб было, за што зачапiць рукi").
Дочерей обычно выдавали замуж по старшинству, если в семье их было несколько.

Система добрачных отношений молодежи включала в себя знакомство, ухаживанье, сватанье, обрученье (заручыны). Знакомства, встречи молодежи начинались довольно рано. В 14-15 лет юношам и девушкам разрешалось посещать вечерние гулянья молодежи (вячоркi).

Сватовство происходило обычно во вторник, четверг и субботу. Разговор при этом часто вели в иносказательной форме. Основой брачного сговора было заключение устного или письменного договора, отражавшего согласие родителей жениха и невесты на заключение брака и оговаривавшего имущественные и временные условия его заключения. Завершающим моментом брачного сговора было рукобитье. Сват и отец невесты, придя к предварительному соглашению, тотчас ударяли по рукам. Часто согласия молодых на брак не требовалось, поэтому при сговоре, имеющем значение брачного контракта, их присутствие было необязательным. Заключение брачного контракта обычно происходило в присутствии родственников и соседей, привлекавшихся в качестве свидетелей сговора. Символом согласия и договоренности служило также распитие бутылки водки, которую приносил сват. Был распространен обычай после распития насыпать в эту бутылку зерно и обвязывать ее поясом, полотенцем и др. В случае отказа сваты забирали свои подарки и уходили, часто тут же шли к другой невесте. Если договоренность была достигнута, в этот же день или через несколько дней устраивались и "запоiны" с небольшим количеством гостей, обязательным блюдом на запоинах была яичница, иногда - сыр.

После "запоин" устраивались "заручины", во время которых родственники жениха и невесты обсуждали день свадьбы, количество гостей, приданое, распределение расходов на свадьбу и др. На заручинах невеста делала первые подарки родственникам жениха, а жених - невесте. Отказ от свадьбы после этого происходил крайне редко и в случае такового приводил к вражде двух семей. С этого момента парень и девушка считались женихом и невестой.

Свадьбы в крестьянской среде чаще всего проводились весной и осенью, а иногда зимой в мясоед, перед масляной неделей (в феврале). Экономические соображения и тут были определяющими. Осенние свадьбы, когда собран урожай, заработаны деньги, были более выгодны родителям девушки, а весенние и зимние - родителям жениха, получавшим в лице невестки к сезону сельскохозяйственных работ дополнительную рабочую силу. Венчались обычно в воскресенье или на большой престольный праздник.

В субботу накануне свадьбы происходил обряд прощания невесты со своими незамужними подругами ("суборная субота", "вянкi", "дзявочнiк"). Девушки готовили свадебный головной убор невесте, украшения для дружины жениха и невесты, наряжали свадебное деревце. Весь вечер в доме звучали песни и музыка. Значительно реже устраивался аналогичный вечер в доме жениха ("хлапечнiк"), когда собирались холостые друзья и вместе с женихом гуляли всю ночь мужской компанией.

Началом собственно свадьбы был обряд выпечки каравая, который совершался в субботу вечером или утром в воскресенье. Каравай выпекали и в доме жениха, и в доме невесты чаще всего замужние женщины. Женатые мужчины приносили воду, дрова; неженатый парень сажал каравай в печь и доставал его после выпекания, незамужние девушки украшали обрядовый хлеб. Старшая "каравайница" просила у родителей молодых благословения перед каждым очередным действием, связанным с замешиванием и выпечкой каравая. Выпечка обрядового хлеба сопровождалась специальными песнями. Готовый каравай украшали фигурками из теста, бумажными цветами, ветками плодовых деревьев, колосьями злаков.

Каждый из участников свадьбы выполнял определенные обрядовые действия. Большую роль на свадьбе играл старший сват, он руководил всем ходом свадьбы, участники различных обрядовых действий могли приступать к исполнению только после его разрешения. На эту роль приглашали уважаемого человека, хорошо знакомого со всеми обрядами. Главными атрибутами его были полотенце (или два), перевязанное через плечо, яркий пояс, палка. Старшая сватья совершала основные ритуальные действия при выпечке каравая, "завивании" невесты, подготовке постели к первой брачной ночи. "Шаферами" жениха и "шаферками" невесты обычно были незамужние и неженатые молодые люди из близких друзей и родственников. Число их могло быть разным. Из них выбирались старшие шафер и шаферка, которые во время свадьбы постоянно находились рядом с женихом и невестой, как бы охраняя их.

Перед венчанием осуществлялся один из наиболее драматических и эмоциональных обрядов - "пасад" невесты и жениха, каждого - в его родном доме. Убранную к венцу невесту вел на "пасад" сват, обращаясь за благословением к родителям и всем присутствующим. Если молодая до брака сохранила целомудрие, то ее сажали на хлебную квашню ("дзяжу"), покрытую шубой, вывернутой мехом наружу. В некоторых местах во время "пасада" невеста держала чашечку с водой. На колени ей клали хлеб, соль, лен, овечью шерсть, веточку плодового дерева. Брат расплетал сестре-невесте косу, легко поджигал три раза кончики волос свечой. Затем все присутствующие, подходя поочередно, расчесывали ей волосы гребешком, смоченным в меде или масле, и дарили подарки. Если невеста не сохранила целомудрие, то во время этого обряда ее сажали на незастланной лавке.

Отъзд жениха за невестой был также одним из важных моментов свадьбы. Сопровождавшие его участники собирались в доме жениха, где их сажали за стол и угощали. Жених кланялся в ноги отцу и матери, а они благословляли его иконой и хлебом-солью. Во дворе мать жениха, надев шубу, вывернутую мехом наружу (чтобы отпугивать злые силы), обходила свадебный поезд три раза и обсыпала его рожью. Прибывшего жениха и его гостей дружина невесты не пускала во двор. Между ними происходила шуточная борьба, торг. После выкупа жениха встречали родители невесты, вели в дом. В церковь молодые ехали порознь, каждый со своими сватами, шаферами и шаферками. Свадебный поезд мчался по деревне с музыкой, песнями, со звоном колокольчиков. После венчания молодые ехали уже вместе, чаще всего - в дом родителей невесты, где новобрачных встречали хлебом-солью и провожали за стол.
Происходил также очень эмоциональный обряд прощания невесты с родным домом. Традицией предусматривалось, что молодая должна в этот момент плакать и много раз кланяться всем родным, присутствующим родственникам и соседям, различным предметам в доме.
Затем ехали в дом жениха. По дороге односельчане несколько раз загораживали дорогу свадебному поезду, требовали выкуп, который платил сват.

В доме жениха свадебный поезд встречали у ворот родители. С колес невеста ступала на хлебную квашню, а к порогу дома шла по домотканому коврику или полотну. Родители угощали сына и невестку медом, чтобы у них была сладкая жизнь. Затем невеста вручала подарки родителям жениха и всем родственникам, иногда одаривание происходило после первой брачной ночи.
В доме жениха происходил обряд "окручения" невесты в головной убор замужней женщины ("завiвание"). Сватьи снимали с ее головы венок (который обычно вешали на икону) и надевали чепец. Молодая сопротивлялась, несколько раз сбрасывала чепец с головы и только на третий раз соглашалась. После этого на нее и ее несколько присутствующих молодых женщин набрасывали платки и звали молодого опознать свою невесту под платком.

Приготовление постели для первой брачной ночи сопровождалось различными магическими действиями (подкладывание ножа, топора, ниток, зерна), которые призваны были обеспечить супругам рождение детей и уберечь их от воздействия злых сил. На дверь клети, где спали молодые, вешали замок.
Утром молодых будили, несли воду для умывания, осматривали постель и белье молодой. Если присутствующие убеждались, что невеста до брачной ночи была целомудренна, то во дворе вывешивали красный флаг, гостей угощали подкрашенной водкой, молодой дарили подарки. Ее родителям оказывались всяческие знаки внимания и благодарности.
Если же молодая потеряла свое целомудрие еще до свадьбы, то ее родители подвергались унизительным насмешкам: на них надевали хомут и водили по деревне, а прибывшим со стороны невесты гостям подавали блины с дыркой посередине, ставили перед ними выщербленную миску и др.

На третий день свадьбы подвергались проверке трудовые навыки молодой и ее характер. Она должна была подмести пол, принести воду из колодца, замесить тесто, испечь блины и др. При этом участники свадьбы ей всячески мешали: разбрасывали мусор, выливали воду и др. На все это молодая должна была не обижаться, а наоборот с улыбкой продолжать работу, что служило свидетельством ее спокойного, уравновешенного характера. В этот день ряженые ходили по деревне, ловили у родственников жениха и невесты кур, иногда поросят, затем варили их на огне во дворе и съедали. На этом свадьба заканчивалась.

В некоторых местностях христианское венчание дополнялось древним языческим обрядом - хождением жениха и невесты вокруг дуба в день празднования Масленицы. Для совершения обряда нужно было трижды обойти вокруг заветного дерева. Некоторое распространение в крестьянской среде имели браки "на веру" ("на сумление"), без есть без церковного венчания. Обычно такие браки встречались у вдов или вдовцов, а также у бедноты, не имевшей средств для свадьбы. Бывали иногда такие браки и среди молодых людей, не получивших согласия своих родителей на брак. Встречались также браки "самоходкою", "самокруткою": предварительно договорившись с девушкой, жених похищал ее (иногда и с ведома родителей).

Законодательство разрешало замужество женщине с 16 лет, мужчина мог жениться с 18 лет. Устанавливался также предельный возраст вступления в брак - 80 лет.
Женщина в деревне чаще всего вступала в брак в 16-19 лет, мужчина - в 19-22 года. Случалось, что девушек выдавали замуж и в 13-14 лет, хотя законодательством это запрещалось. В целом к двадцати годам выходила замуж примерно половина сельских (и около трети городских) девушек. Во второй половине девятнадцатого века брачный возраст повышался. Разница в возрасте между супругами в крестьянской среде обычно составляла 3-4 года.

К середине девятнадцатого века у белорусов преобладали семьи, состоящие из 6-10 человек, реже встречались семьи из 2-5 человек, еще реже - из 11-15 человек. Большие семьи - чаще всего неразделенные, состоящие из нескольких поколений. Семьи, состоящие более чем из 10 человек, были характерны для зажиточных хозяйств (в которых часто вместе жили не только разные поколения, но и семьи братьев, шуринов и племянников).
Во главе крестьянской семья стоял старший мужчина (обычно отец, иногда старший из братьев). Глава семьи отвечал за организацию хозяйственной деятельности и семейного быта, за денежные выплаты, представлял семью на сельских сходах и пр. Власть главы семьи для ее членов была беспрекословной. Он распределял хозяйственные работы среди членов семьи, без его согласия никто не мог уехать на заработки. Со стороны домочадцев к главе семьи тоже предъявлялись определенные требования. Основными из них были умелое ведение хозяйства, разумное распоряжение семейным имуществом, трудолюбие, справедливость. Ему не прощались пьянство и лень. В том случае, если глава семьи не соответствовал этим требованиям, семья могла разделиться или главенство передавалось в другие руки. Если были взрослые сыновья, то главенство переходило к старшему сыну, а в братской семье - к другому брату.
В братских семьях отношения между членами семьи были более демократичными, равноправными, в таких семьях глава обладал меньшей властью, чем в отцовской семье.
В малой семье главой был муж. Женщина была юридически бесправной, так как не имела права на наследование движимого и недвижимого имущества, кроме своего приданого - "пасага". Однако женщина играла большую роль в организации повседневного быта семьи, в формировании внутрисемейных отношений. В отцовской семье, где совместно проживали и вели хозяйство 2-3 женатых сына, главной среди женщин была мать, она считалась хозяйкой - "гаспадыняй" - и руководила всем семейным коллективом. От нее зависело, как складываются отношения между невестками; она также распределяла работу по дому между женщинами. В братской семье главной была жена старшего брата - "гаспадара".

В крестьянской семье существовало строго разграничение работ на "мужские" и "женские". Мужчина пахал, сеял, убирал, заготавливал дрова, корм для скотины, ремонтировал постройки и др. Женщина обеспечивала семью пищей и одеждой, она стирала, убирала, работала в огороде. Кроме домашней работы, женщины за определенную плату пряли для богатых лень, шерсть. В страдную пору крестьянки помогали в поле, на сенокосе. Мужчина, как правило, "у бабскiя справы не лезлi". Мужчина никогда не доставал обед из печи, не брал сам чистое белье, не полол гряды, не говоря уже о приготовлении пищи.

Рабочий день в доме начинала женщина. Она вставала в 4-5 часов утра, обычно зимой пряла, а часов в 7 начинала топить печь, готовить завтрак. В неразделенных семьях еду готовила обычно старшая, наиболее опытная женщина, ей иногда помогала младшая невестка. Остальные женщины до завтрака занимались прядением.
Приготовление пищи было не только трудоемким, но и ответственным делом: хозяйке не прощалось неумение готовить. Особым достоинством хозяйки считалось умение печь хороший хлеб, к которому в семьях относились особенно бережно. Глава семьи, садясь первым за стол, перекрестясь, отрезал каждому кусок хлеба. После еды на столе не должно было остаться ни крошки хлеба. Если случалось, что кто-то обронил кусочек, его тут же поднимали, целовали и клали на стол.

Мужчины поднимались позже, часов в 6 утра, и первым делом давали корм лошадям. До завтрака обычно молотили, затем ехали в лес, готовили и возили дрова. Вечером ремонтировали упряжь, плели лапти, часто собирались на "поседкi", "хадзiлi гуляць". Ложились спать обычно раньше женщин. В малых, особенно бедных семьях, в зимнее время у мужчин работы было значительно меньше, чем у их жен.

Отношения между супругами во многом определялись характером и личными качествами. Чаще встречались хорошие, мягкие отношения супругов друг к другу. Муж, обращаясь к жене, называл ее "мацi", жена мужа называла "бацька". Однако ссоры, а подчас и драки в семье не были исключением. На характер внутрисемейных отношений влияло и пьянство. Пили все слои населения в праздничные и воскресные дни; богатая семья обычно тратила на водку 70 руб. в год, средняя - до 40 руб., бедная - до 16 руб. Иногда, не имея денег, крестьянин тайком от жены нес в корчму зерно, муку и пр.
К середине века распространяется также отходничество: чтобы прокормить семью и укрепить хозяйство, крестьяне нанимались на лесосплавные, дорожно-строительные работы, нанимались в услужение в городах и др. Отходничество вносило определенный дискомфорт во внутрисемейные отношения, особенно в неразделенной семье. Нередко между членами семья и семьей отходника возникали конфликтные ситуации из-за того, как тратятся заработанные отходником деньги. Бывало, что отходник отдавал в семью лишь часть заработанных денег, что также вело к конфликтам, которые нередко заканчивались разделом семьи. Часто причиной разделов были неуживчивые характеры женщин в семье. Основными же внутренними причинами разделов были малоземельность семей и частые неурожаи. Однако полных разделов, в результате которых старые родители остались бы одни, у белорусов не было; согласно традиционному праву, с ними оставался один из сыновей, как правило, младший. Поэтому проблема одинокой старости в белорусской деревне была редкостью.
Зажиточные семьи обычно не стремились к разделам, поскольку им нужна была рабочая сила.

В сельской семье предпочтение отдавалось рождению сыновей (сын наследовал землю, был наследником в доме, женившись, приводил в дом еще работницу), девочка же считалась отрезанным ломтем и источником лишних расходов.
Роды принимали в основном сельские повитухи, которые выполняли различные рациональные и магические действия: растирали роженице живот, заставляли женщину ходить, развязывали все узлы на ее одежды, расстегивали пуговицы, открывали в доме все замки, двери, комоды. Родившегося мальчика бабушка обычно заворачивала в женскую сорочку, а девочку - в мужскую; считалось, что впоследствии выросшего ребенка будут любить представители противоположного пола. При рождении девочки пуповину перерезали на книге, ножницах, различных орудиях ткачества, а когда рождался мальчик - на книге, топоре, ноже, дубовой коре. Новорожденного сразу же купали в лекарственных травах, а чтобы он был богатым и счастливым, в воду опускали несколько серебряных монет и хлебных зерен.
После родов роженицу навещали соседки, родственницы, подруги. Были предусмотрены специальные правила поведения для гостей и для роженицы. Обычно женщины приносили роженице и ее семье высокопитательные продукты - яичницу, сыр, мед, масло и др.

Большое значение придавалось выбору кумовьев (крестных) для ребенка. В кумовья могли приглашать как соседей, так и родственников; при рождении последующих детей как правило приглашали кумовьями тех же людей. Однако в случае смерти предыдущих детей был распространен обычай приглашать для следующих детей в кумовья первых встречных, случайных людей.
На крестины по приглашению хозяев приходили только женатые мужчины и замужние женщины. После таинства в церкви устраивалось семейное торжество, на котором главным обрядовым блюдом была "бабина каша" - густая каша из ячменной или гречневой крупы с добавлением молока, яиц, сахара, масла, меда. После праздничной трапезы кум разбивал горшок, желая при этом счастья и богатства своему крестнику. При присутствующие получали по кусочку обрядового блюда, и часть его обязательно несли своим детям, для которых это было лучшим угощением. Большое значение имел обмен подарками - дарили намитки, полотно, хлеб. Исполнялись родинные песни, которые посвящались роженице, ее мужу, повитухе, кумовьям. В конце крестинного торжества гости выходили во двор, готовили колеса, тележку или сани, на которые клали борону, застланную кожухом, сажали бабку-повитуху и возили ее по улице.
Через год совершался обряд пострижения ребенка, завершавший принятие новорожденного в семью.

Заботы о детях во всех семьях, независимо от социального положения, лежали на плечах матери. Детей с рождения до 6-7 месяцев туго пеленали. Сажать ребенка начинали примерно с 4 месяцев, а в 5-6 месяцев ребенка ставили на ножки с помощью специального приспособления ("стаяк"), состоящего из двух квадратных досок, соединенных по углам вертикальными брусками. В верхней доске делали круглое отверстие, в которое ставили ребенка. Для обучения ходьбе использовали "хадуны", "хадунк". Постелью для детей раннего возраста служила люлька ("калыска") - деревянная, из луба, плетеная, реже полотняная (типа гамака); встречались два типа любек - подвесные и стоячие.
Примерно с трех лет ребенок спал на полку вместе со старшими. В многодетных семьях полок (спальный помост из досок) по ширине делили на две части, с одного конца спали родители, с другого - дети. В некоторых семьях отец спал со старшими, а мать - с младшими детьми. Старики спали на печи и на верхних полатях. В неразделенных многолюдных семьях парни спали на широких лавах, девушки - на полу. Детей в возрасте 3-4 лет сажали за стол вместе со взрослыми, рядом с матерью. Дети должны были строго соблюдать правила этикета за столом: не лезть ложкой первыми в общую миску, это им разрешалось после взрослых. За столом нельзя было разговаривать, смеяться, драться и толкать друг друга, если же подобное случалось, виновный получал от дедушки ложкой по лбу. С 5-6 лет дети выполняли несложную домашнюю работу: мыли посуду, пасли домашнюю птицу, смотрели за младшими братьями и сестрами. В 7-8 лет девочек обучали прядению, приготовлению пищи, мальчики до 14 лет обычно пасли скот. В неразделенных семьях мальчики включались в трудовую деятельность семьи несколько позже, чем в малых семьях.

Специальных обрядов инициации у белорусов не было. Первым видимым знаком взросления были брюки и юбка. Первые брюки на мальчика надевали, подостлав ему под ноги старые отцовские брюки, а девочке подстилали при таком обряде старую материнскую юбку. Упорство и сопротивление ребенка при этом предвещали ему долголетие. Доношенные первые брюки (юбку) сжигали.
Переход от детства к юношеству не сопровождался ярко выраженными обрядовыми действиями. Обычно парень, достигший совершеннолетия (16 лет) угощал старших товарищей и гулял с ними всю ночь по улицам деревни с песнями и музыкой. После этого парень имел право выбирать себе невесту и свататься.

Важное место занимали также обряды, связанные со смертью. Считалось, что лучше всего встретить смерть в родном доме в окружении детей, внуков, родных и близких. Присутствующие старались различными способами облегчить умирающему его последние минуты, среди них наиболее распространенными были развязывание узлов, открывание замков дверей, срывание досок в потолке, прокручивание там дырок и др. После того, как человек умирал, приглашали пожилых людей обмыть и обрядить покойного. Односельчане приходили проститься с покойным без приглашения. Хороники покойника обычно после обеда. Выносили гроб из дома обязательно чужие люди, при этом было принято трижды ударить гробом о порог, чтобы покойник никогда не возвращался домой. После того, как гроб выносили, одна из женщин сыпала рожь на то место, где лежал покойник, и по полу. На кладбище чаше всего гроб несли мужчины на плечах или везли на лошадях, волах. В могилу гроб опускали на полотенцах; в конце прощальной церемонии близкие покойного бросали на опущенный в могилу гроб три горсти земли и деньги. Холостых парней и незамужних девушек хоронили по-особому. В гроб их наряжали в подвенечные наряды, пекли погребальный "каравай для покойного", на похороны собиралось много молодежи, по дороге на кладбище бросали цветы. Приготовленное для девушки приданое мать раздавала ее подругам. На шею молодого парня завязывали платок.
Ближайшие родственники покойного соблюдали траур ("жалобу") один год. В это время нельзя было петь, танцевать, играть свадьбы; семья соблюдала определенные ограничения в проведении праздников - на Пасху не употребляли крашеных яиц, не украшали зеленью жилище на Троицу. Специальной же траурной одежды не существовало.

Поминование усопших происходило в день похорон, на третий, шестой (иногда), девятый, двадцатый, сороковой день, через полгода и через год после смерти. В день похорон на поминки приходили односельчане, родственники. На стол ставили специальное обрядовое блюдо - "канун" "(колыво", "сыта", "куцця"), которое готовилось по-разному. Иногда это было вода с добавлением меда, сахара, тертого макка и кусочков булки или баранки. В других случаях это была каша из любых круп, гороха, заправленная подсолнечным маслов и медом. Все присутствующие пробовали поминальное блюдо три раза.
Общие поминки по всем усопшим проводились у православных белорусов в каждую пору года - весной ("Радаунiца"), летом ("траецкiя дзяды"), осенью ("асянiны", "змiтраускiя дзяды"), зимой ("маслянiчныя дзяды"). Католики отмечали поминки один раз в год, осенью (в день Всех святых). Весной и летом поминки проходили на кладбище. Всей семьей, нарядные, шли на могилу для совершения общей поминальной трапезы, обязательно на могиле оставляли для умерших ("дзядоу") часть от всех блюд. Осенние и зимние поминки семья чаще отмечала в своем доме, хотя иногда ходили и на кладбище.


Календарные праздники

Словом "Каляды" обозначали период с 24 декабря по 6 января. Это так называемые "святыя вечары" или "святыя днi". Колядой называли еще продукты дарения, которыми одаривали колядовщиков во время колядования, а также сами песни - колядки.
В цикл колядных торжеств входили три отдельных праздника - Рождество Христово (25 декабря), Обрезание Господне или день св. Василия Великого (1 января), Крещение (6 января). Праздникам предшествовали кутьи: 1-я - великая или "посная" кутья, 2-я - щедрая или богатая (мясная), и 3-я - "посная" или голодная.
В дни Святок или Каляд молодежь устраивала гадания, в первую очередь девушки гадали о будущем замужестве, о характере и богатстве будущего мужа, о бедности и здоровье и др. Гадания проводились в основном в первый вечер Каляд и в ночь под Новый год, значительно реже - перед Крещением.
Во время колядования и "щедрования" ряженые обходили дворы с исполнением заздравных, величальных песен, наиболее часто ходили с "козой", реже - с "конем", "медведем". "журавлем".
Наряду с "козой" в обряде колядования присутствовал в качестве поводыря "дзед", которого также одевали в вывернутый кожух, на спине мастерили ему горб, привешивали бороду из пеньки или льна, на лицо надевали маску из бересты, в руки давали палку, иногда табакерку с золой. Обход колядовщиками домов сопровождался шутками, песнями, весельем. После разрешения хозяев дома "спець Каляду" колядовщики, стоя под окном или войдя в дом, исполняли величально-поздравительные песни, в которых желали хозяевам хорошего здоровья, получения богатого урожая и др. Завершалось колядование песней-просьбой об одаривании. Колядовщиков одаривали колбасами, салом, пирогами, реже деньгами.

Масленичные ритуалы у белорусов занимали меньшее место, чем у других народов. Отмечали больше предмасленичную субботу - "дзяды". В родительскую субботу (день поминовения усопших, предшествующий масленичной неделе) устраивали поминальный обряд. Одним из масленичных ритуалов было посещение родственников, в первую очередь молодоженов. Масленичные катания и блины были больше распространены в восточных регионах Белоруссии; в западных же районах под влиянием польской обрядности был распространен обычай на Масленицу "тянуть колодку": женщины цепляли колодки холостякам за то, что они не женились в течение прошедшего года.

"Гуканье весны", прилет птиц обычно отмечался в день Благовещения (25 марта). В честь первого прилета птиц выпекали из теста сорок жаворонков, иногда - сорок вареников или пирожков, которыми угощали детей. В этот день впервые в году начинали качаться на качелях. Девочки-подростки в этот день пели "веснянки" на берегах рек, озер, в холмах, иногда на крышах гумен, сараев. Когда одна группа заканчивала свой куплет, другая подхватывала следующий. Встреча весны завершалась обрядом "пахавання стралы", когда девушки шли по улице с одного конца деревни на другой, затем направлялись к житной ниве и зарывали в землю какую-нибудь вещь.

Пасхальная обрядность сходна с обрядами, принятыми в России. В западной части Белоруссии принято было также обходить крестьянские дворы и под окном или в хате исполнять поздравительно-заклинательные песни.

Из весенних праздников отмечали также Юрьев день (23 апреля). В этот день отмечался первый выгон скота, поскольку святой Юрий (Георгий) считался покровителем скота и хозяйства. В этот день хозяева трижды обходили свое стадо с освященной в церкви "грамнiчнай" свечой и хлебом, который после ритуала скармливали животным. Пастухи получали в этот день богатые подношения. В этот день нельзя было подгонять животных кнутами, цугами - только ветками вербы, освященными в церкви в Вербное воскресенье. Совершался также обход житных полей, по краям которых зарывались косточки, оставшиеся от пищи с пасхального стола, либо втыкались по краям веточки вербы. Делалось это с целью увеличить плодородие почвы и защитить урожай от града и других стихийный бедствий.

Завершался цикл весенних праздников Троицей - "Сёмухой". Это был праздник в честь расцветшей природы. В этот день дома и дворы украшали молодыми деревцами или ветвями березы, клена, пол устилали аиром.
Накануне Сёмухи в субботу отмечали "Дзяды" - поминовение усопших предков. В этот день в доме готовили "вячэру" из нечетного количества блюд. На саму Троицу крестьяне на кладбище березовыми вениками подметали могилы, полагая, что покойникам от этого будет также приятно, как живым после бани.

Вслед за Троицкой неделей шла Русальная неделя. В этот день проводился обряд "проводы русалок". Русалок считали хранительницами растений и вообще урожая. Девушку, которая изображала русалку, с песнями вели в ржаное поле. Затем ее вталкивали в рожь и убегали. Также было принято катание яиц во ржи - через яйцо стремились передать ниве плодоносящую силу.

Летний цикл начинался с Купалья. В этот день (точнее, ночь, поскольку это ночной праздник) зажигали костры в холмах, по берегам рек, водили вокруг костров хороводы, прыгали через костер в одиночку и попарно, плели венки и пускали их на воду. Женщин катали в росистой траве. Накануне Купалья собирали целебные растения. В этот день искали также колдовской цветок счастья - цветущий папоротник. Праздник завершался утром, когда его участники шли смотреть восход солнца и купались в реке или озере.

Завершали летний цикл обряды "зажинок" и "дожинок" (частично о них уже рассказано в разделе про традиционное земледелие). Эти обряды выполнялись на ржаной ниве, и им придавалось большое значение, так как от урожая ржи зависела вся жизнь белорусского крестьянина. Особое символико-обрядовое значение придавалось первому и последнему сжатым снопам - так называемому хозяину ("гаспадару") и "жытняй бабе".
"Зажинки", или "зажон" начинались в субботу, во вторник, в четверг. Перед тем, как идти зажинать жито, хозяйка вымывала хату, стол застилала белой скатертью, на которую ставила хлеб-соль, надевала чистую светлую одежду, на поле брала с собой хлеб, соль, иногда еще сыр или сало, реже - свечку.
Зажинать должна была старшая в доме женщина, при этом "чистая". Придя на поле, знея здоровалась с житной нивой. Зажиночный сноп несли домой и ставили в красном углу. Это был в основном семейный праздник.
"Дожинки" проводились в разные сроки в зависимости от созревания ржи и окончания ее жатвы. Дожинки начинались с завивания бороды - нескольких оставшихся несжатыми колосьев ("казлiная барада", "гаспадарава барада", "перапёлка"). Главная функция "бороды" - поддержать плодороную силу земли на будущий год. Саму "бороду" перевязывали лентой, красными нитками или красным поясом. Траву вокруг "бороды" тщательно выпалывали. "Бороду" иногда наклоняли к земле, иногда несжатые колосья пригибали и закапывали в землю, что означало своего рода жертвоприношение земле. Возле "бороды" клали хлеб, соль, иногда сыр, это было дарение духу поля - полевику.
Последний дожиночный сноп с песнями несли с поля домой. Горстку ("жменьку") зерна или пучок колосьев освящали в церкви и перемешивали с посевным зерном, которым начинали сеять во время посева ржи. Кроме дожиночного снопа, домой несли и сплетенный из колосьев и полевых цветов венок, надевали его на голову хозяину нивы, потом дарили ему дожиночный сноп. Сноп ставился в красный угол, туда же сажали жнею - "богиню", избранную во время дожинок.
В меню зажиночного застолья входили каша из зерен нового урожая или же испеченные из нового урожая хлеб и блины, а также масло, мед, яичница и водка. Во время застолья исполнялись дожиночные песни.

В Гродненской губернии помимо "дожинок" отмечался еще и праздник "Богач" (обычно 8 сентября или в дни, близкие к осеннему равноденствию). Праздник совпадал с окончанием уборки зерновых. "Богачом" называли лубок ржи со вставленной в него свечой, который стоял в течение всего года в доме, в красном углу одного из хозяев села. В день же праздника все жители села устраивали встречу "Богача", для чего во дворе определенного хозяина устанавливали стол, покрытый белой скатертью, на него ставили лубяную посуду, в которую насыпали рожь, пшеницу, ячмень и другое зерно, снесенное со всех дворов.

Из числа осенних праздников отмечался также Покров (1 октября). К этому времени основные сельскохозяйственные работы уже заканчивались, хозяин имел возможность встретить и проводить гостей, ибо у него был хлеб, он мог заколоть кабана, зарезать овцу или барана. На Покров проводили храмовые праздники, а возле церквей устраивали "кiрмашы", у католиков возле костелов - "фэсты". В этот день женщины и девушки ходили друг к другу в гости, совещались, где устраивать посиделки (сами посиделки обычно начинались с 14 ноября).

В конце октября - начале ноября отмечали "Дзяды" - Михайловские, Кузьминичные, чаще всего "родительскую" или поминальную субботу, то есть последнюю субботу перед днем св.Димитрия. В этот день в убранной хате застилали белой скатертью стол, зажигали свечку, а на стол ставили нечетное количество блюд (от 5 до 11). Обязательным кушаньем были блины и кутья. Перед началом "вячэры", после прочтения молитв, в небольшую миску отливали и откладывали от каждого блюда еду для покойников. Миску ставили на стол и ничего не убирали со стола до утра.

(окончание следует)
Comments 
19th-Feb-2008 04:30 pm (UTC)
Очень интересно.
Угу, литовские обычаи отличаются мелочами (а порой даже названия родственные, например кутья - Kūčios (день перед Рождеством), Рождество-Каляды - Kalėdos, Купалье - Kupolės). Парочка тех мелочей (вижу, не упомянуто в разделе о литовской деревне): 6 января - это явление Трёх Королей; летом важный праздник 15 августа - Успение (народное название в переводе - Травянная (Žolinė), травы, а также первые плоды нового урожая освящаются в костёле). А например Русальной недели нет, хотя по поговоркам про Сёмуху (Sekminės) полагают, что раньше что-то, что имело отношение к русалкам (литовский аналог ед.ч. - laumė), в ту пору отмечалось.
This page was loaded Jul 21st 2017, 2:47 am GMT.